Брусницына А.Г. Музей — хранилище, музей — обряд: Природно-этнографический парк-музей «Живун» как субъект воспроизведения традиционной культуры северных хантов 

Природно-этнографический парк-музей «Живун» — архитектурный музей под открытым небом, один из четырех музеев Шурышкарского музейного комплекса. Шурышкарский район — это юго-западная оконечность Ямало-Ненецкого округа, где отсутствуют промышленные разработки каких либо полезных ископаемых. С одной стороны, это обусловило экономическую зависимость муниципалитета от дотаций из центра газовой провинции России, каким является Ямало-Ненецкий округ. Но, с другой стороны, позволило сохранить практически в неизменном виде природную среду этого уголка российского севера. Получившая новый импульс экономика Шурышкарского района сегодня строится на развитии традиционных отраслей сельского хозяйства, в первую очередь, рыболовства и оленеводства. 50% населения района представлены северными хантами, во многом сохраняющими традиционный образ жизни, жизнеобеспечивающие промыслы и культуру. В этой ситуации одним из ключевых социальных запросов общества является сохранение традиционной культуры коренного населения.

Парк-музей «Живун» существует 15 лет. В его экспозиции сегодня представлены 9 стационарных комплексов — 6 поселенческих, два святилищных и один промысловый (охотничья тропа). В их составе действуют 14 жилых, хозяйственных и культовых архитектурных объектов. Предметные фонды, которые формируют интерьерные экспозиции и наполняют хозяйственные постройки, составляют около 3 тыс. единиц хранения. Эти ресурсы позволяют музею выполнять вполне традиционную функцию хранилища. Но при этом деятельность музея направлена не просто на хранение объектов и предметов, а на собирание и воспроизведение архитектурных и ремесленных традиций северных хантов, которые в значительной степени уже вытеснены современными инновациями в культуре.

Хотя все объекты музея являются новоделами, при их возведении использованы традиционные материалы и технологии. Одним из ключевых элементов этой работы является наш открытый музейный фестиваль традиционных ремесел «Земля мастеровая», который проводится в парке-музее с 2008 года, один раз в два года. Фестиваль длится 5-7 дней, когда в музей съезжаются мастера-ремесленники из Шурышкарского района и других территорий Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского округов. На фестиваль приглашаются мастера, которые владеют уходящими и забытыми традиционными видами ремесел. Они живут в музейных объектах — домах и чумах — и на музейной площадке изготавливают традиционные предметы быта, промысла либо возводят строительные объекты. Наша задача заключается в том, чтобы зафиксировать и освоить эти традиции, начиная с заготовки и обработки природных материалов до включения готовых изделий в среду их использования. Все объекты и предметы, созданные участниками фестиваля, остаются в фондах музея. Таким образом, благодаря фестивалю и ряду иных музейных мероприятий, традиции материальной культуры северных хантов, можно сказать, откладываются на хранение в парке-музее в виде самих предметов и объектов, а также фиксации механизмов их изготовления и использования. Это означает, что материальная культура, фактически воспроизводится в музейном формате и затем становится средой проведения различных мероприятий, имеющих целью углубленное знакомство посетителя с традициями и обычаями коренных жителей Шурышкарского района.

Но существует одна серьезная проблема: материальная культура — это не все, и, может быть, не главное, в том, что определяет самобытность этноса. Речь идет о духовной культуре народа, которая не только является системой мировоззрения, основой фольклорного творчества и обрядовых практик, но также имеет свое материальное воплощение в виде культовых объектов и предметов, возникающих и использующихся в ходе обрядовой деятельности.

Вопрос о сохранении духовной культуры хантов Шурышкарского района стоит сегодня наиболее остро. Маркером этой ситуации служат все те же музейные фонды. На территориях, где коренное население массово перешло от традиционного образа жизни к поселковому и городскому, культовые предметы оседают в музейных коллекциях, поскольку теряют свою актуальность. Но эта ситуация не характерна для Шурышкарского района. Здесь сохраняется трепетное отношение к духовным традициям предков, но смыслы этих традиций и значение культовых предметов зачастую утрачены, поскольку в значительной степени утрачены связанные с ними обрядовые практики.

Причины этого явления кроются в 30-х годах прошлого века, когда из-за массовых репрессий в отношении проявления духовных и культовых традиций в культуре северных хантов включился «механизм укрывания» всего, что связано с обрядовыми практиками и священными предметами. Святилища были перенесены в удаленные и труднодоступные места, предметные комплексы, посвященные божествам, спрятаны в виде кладов, которые впоследствии в большом количестве обнаруживались, пополняя археологические собрания музеев. В ходе репрессий сильно пострадала «духовная элита» этноса — шаманы, хранители святилищ, ведущие исполнители обрядовых практик. Оставшиеся хранители были вынуждены настолько осторожно выполнять свои функции, что практически оказался утраченным механизм передачи духовных знаний.

За более чем 80 лет это привело к значительному угасанию духовных традиций. На бытовом уровне это проявляется в опасливом отношении ко всему священному, которое можно выразить следующими словами: «это свято, я не знаю почему, но это нельзя показывать посторонним, лучше вернуть духам». Любые предметы, несущие семантическую нагрузку, обречены на «умирание»: их уносят в лес, оставляют на чердаках заброшенных домов, в лишившихся хранителей священных амбарчиках. Любые разговоры о том, чтобы принести эти предметы в музей воспринимаются отрицательно, поскольку это представляется нарушением сложившихся традиций, за которое может последовать наказание. Крайне распространено мнение о том, что семейные трагедии, алкоголизм, несчастные случаи, имеющие место среди коренного населения — не что иное, как возмездие за неправильное отношение к семейным святыням. В ситуации, когда само назначение этих предметов забыто и связанные с ними практики зачастую не воспроизводятся, материальные свидетельства духовной культуры шурышкарских хантов постепенно уходят в прошлое.

Но для музея формирование коллекций по духовной культуре — одна из важнейших задач. Сегодня здесь сформирована среда для воспроизводства не только материальных традиций, но и обрядовых практик. Требовалось переломить отношение носителей традиций к музейному пространству, сделать музей обрядовым местом, где воспроизводятся обряды не только с массовым участием, как на традиционных праздниках, но и камерные, сокрытые обряды, не предназначенные для посторонних глаз.

И такой перелом случился в апреле нынешнего года, когда Ассоциация коренных малочисленных народов Севера «Ямал — потомкам!» поддержала проект музея по проведению на его территории обрядового комплекса «Медвежьи игрища». Это очень значимый церемониал, который является, по сути, квинтэссенцией всех духовных традиций северных хантов, а точнее всех групп обских угров (хантов и манси). Прежде он выполнял функции механизма передачи традиций от поколения к поколению. Ритуалы медвежьего празднества, конечно, сохранились не в полной мере. Лишь некоторые его элементы бытуют в отдельных местах, но воспроизводятся крайне редко и весьма редуцированно. Организация подобного полномасштабного обрядового комплекса с привлечением старожилов района, предоставление возможности участия в нем большому числу носителей этой культуры (участниками праздника стали около 120 чел.) имеет огромное значение для сохранения и возрождения традиций.

Для музея это имеет свои благоприятные последствия. Во-первых, сформирована качественная коллекция культовой атрибутики медвежьего праздника, во-вторых, в глазах наших посетителей из среды коренного населения музей приобрел тот статус, которого ему так недоставало — обрядовое место. Уже в июле 2014 года на очередном фестивале традиционных ремесел наши мастера впервые заявились к участию в номинации «Культовая атрибутика». Женщинами были изготовлены предметы свадебной и семейной обрядности: сумка невесты тутчан, фигура женского духа-покровителя Анки (‘Мать’), одежда для домашнего духа-хранителя Кур-ильпи-ики (‘Низа ног старик’, ‘У порога старик’), два комплекта жертвенных рубашек (по 12 шт.) для духов верхнего и нижнего мира, один из которых был использован в соответствующих обрядах, а другой остался в фондах парка-музея.

В номинации «Скульптура традиционных форм» собравшиеся мастера-мужчины вырубили из дерева 21 фигуру для реконструкции утраченного Мужигортского святилища, существовавшего ранее близ д. Ханты-Мужи, в которой располагается парк-музей. Основанием для этой работы послужили материалы итальянского путешественника и исследователя Стефано Соммье, опубликованные в его книге «Лето в Сибири среди остяков, самоедов, зырян, татар, киргизов и башкир», которая в 2012 году вышла в русском переводе в издательстве Томского университета. В 1880 году Соммье подробно описал святилище и вывез с него семь деревянных фигур, которые сегодня находятся в экспозиции Национального музея антропологии и этнологии во Флоренции.

На площадке фестиваля не только были изготовлены культовые предметы, но и проведен целый цикл связанных с ними обрядовых действий. Отныне Природно-этнографический парк-музей «Живун» является полноценным субъектом воспроизведения традиционной культуры северных хантов — как материальной, так и духовной.

Приглашаю всех посетить наш музей и принять участие в его мероприятиях, познакомиться с культурой хантыйского народа, погрузившись в его бытовые, промысловые, ремесленные и обрядовые традиции. Также приглашаю всех в совместные проекты.

Спасибо за внимание!

 

 

© Шурышкарский районный музейный комплекс
Яндекс.Метрика